Непосредственное управление домами - теперь и в Подмосковье
| | |

«Это самая замечательная форма управления, за этим должно быть будущее. Самоуправление, управление домом общим собранием. Надо всеми способами пропагандировать эту форму. Это наше спасение. Нельзя ни в коем случае убирать эту форму из Жилищного кодекса, как некоторые предлагают», -  поделился своим восторгом с экспертом «ИКД» Марк Грудский, уполномоченный от дома №6 на ул.Пролетарской города Железнодорожного Московской области.

Дом девятиэтажный, 1975 года строительства, четырехподъездный, 144 квартир. О состоянии дома Марк Шаевич говорит, что в 2004 году «дом уже пришел в полный упадок, ничего не было сделано за все 29 лет».

В августе 2005 года собственники квартиры выбрали на общем собрании форму «непосредственное управление». Чудеса начались сразу же. МУП ДЕЗ, который ничего не делал для ремонта десятки лет, спешно начал наверстывать упущенное. Сейчас выполнено около 90%. Это ремонт кровли, замена лифтов, откачка воды из подвала, замена трубопроводов и оборудования отопления, горячего и холодного водоснабжения и т.п. (всего 25 типов работ). Из развалюхи дом приходит в нормальное состояние. И за это жильцы ни копейки больше, чем положено по тарифу, не заплатили. Это все в порядке возмещения за несделанный ремонт. Секрет прост - коммунальщики ощутили, что жители отныне - не то разрозненное нечто, а сплоченный коллектив, который не оставит их в покое. Прямо скажем, у жителей этого дома есть одно большое преимущество – среди них оказался такой энергичный и умный энтузиаст как Марк Грудский.

Этот человек девять лет работал в разных странах в качестве инженера-энергетика (профессия оказалась очень нужной в деле самоуправления). Когда он вернулся жить на родину и увидел состояние дома, он пришел в ужас. Достал Жилищный кодекс, разобрался и сразу пришел к мысли о том, что единственное спасение – непосредственное управление, то, что он называет «управление общим собранием».

Марк Грудский ответил на вопросы "ИКД".

Какую провели предварительную работу?

Я начал уже с конца 2004 года изучать состояние дома. Мы составили акт технического осмотра состояния общего имущества дома совместно с экспертами ГЖУ. Дальше я сам составил перечень работ, требующих выполнения по нашему дому. И после долгого боя, я добился того, чтобы этот перечень признали в ГЖУ.

Одновременно я искал и нашел людей, которые могли бы стать старшими по подъездам. Три женщины согласились – к сожалению, мужики более пассивны в этом плане. Вот мы с ними и обходили квартиры. Начали составлять список собственников (82% квартир в доме приватизированы). Затем обратились в Единый Расчетный Центр (ЕРЦ). Сначала меня послали, но я не отвязался, и все-таки передали нам копию реестра собственников.

Наконец, еще до собрания я начал биться по поводу договора, который я хотел предложить жителям на утверждение. ГЖУ не хотел вообще слышать о договоре: «Какой договор? С кем! У нас нет договора!». Тогда я им передал свой проект договора. Провели долгие переговоры. Представьте: я один сижу и напротив меня – команда юристов компании. Как они меня измучили! Мы составили протокол о разногласиях. Потом еще раз обсуждали, и так очень долго. Уже к собранию у нас был готов проект договора.

Как Вам удалось убедить людей, что непосредственное управление это хорошо? Обычно, они жутко боятся?

Я сказал в том духе, что надо взять под контроль деньги, которые мы платим, и требовать, чтобы нам за эти деньги провели работу. А что мы будем платить вечно, как дураки, не зная куда, за что? Давайте самим управлять своим домом!

А люди поняли. Надо признаться, я не встретил сопротивления со стороны жителей. Потому что людям надоело. Нельзя просто так платить и смотреть, как дом приходит в упадок. А у нас отнюдь небогатые жители. Дом был построен в 1975 году и заселен в основном рабочими. Так что многие собственники из рабочей среды. Многие сейчас уже - пенсионеры.

Конечно, распускались слухи против меня, не без помощи городской администрации - в чем только меня не обвиняли! И что пытаюсь перебрать дом к себе, и что обманываю, и что мне надо больше всех… Но среди жителей таких было меньшинство.

Мы работаем с этими людьми, пытаемся перевоспитывать. Очень трудно, конечно, активизировать людей. Это результат того, что люди ничего не знают, что они ничего не хотят делать, что не привыкли к общественной работе. Мы вообще отвыкли от всякой активности за 70 лет Советского Союза. До сих пор не можем избавиться от представления, что «за нас думает партия».

Кроме того, хочу сказать, что больное место у нас – это дача. Когда начинается дачное время, то всем становится по барабану, что происходит вокруг.

Потом, конечно, мне помог первый результат, когда люди смогли убедиться, что правильно действовали. Но ведь результаты появились не сразу! Это было такое счастье, когда начали убрать подъезды, началось озеленение. Это так воодушевило людей!

Как прошло общее собрание?

Мы провели его так, как положено по закону. Очень боялся, но набрали кворум. Пришло 80 человек - собственников. Т.е. у нас все чисто. И голосовали за непосредственное управление все! Тут же и голосовали за проект договора с госжилуправлением, который я как раз согласовывал с ним до этого. Никто от мэрии не пришел, хотя пригласили. Только Комитет по управлению имуществом вел себя порядочно. Они единственные, кто признал наше собрание. И голосовали от имени неприватизированных квартир как большинство собственников.

И, самое главное, создали прямо же на собрании Общественный совет дома. Туда вошел 21 человек – по пять человек из каждого подъезда. Приняли Положение этого совета, где расписаны обязанности наши. И меня избрали председателем этого совета. Т.е. я уполномоченный от дома в качестве председателя общественного совета. Это очень важно, чтобы не было единоличное руководство. Я не хочу все брать на себя. Потом совет здорово мне помогает. Мы собираемся один раз в два месяца. Я сейчас уже не один. Организация второго собрания была уже намного проще.

А было уже второе общее собрание?

Да, в октябре 2006 года мы провели отчетное собрание по результатам работы общественного совета за год. Пришли столько же людей. Признали нашу работу удовлетворительной, что очень приятно. Опять никто из мэрии или из ГЖУ не пришел. Люди очень возмутились этим. По окончанию собрания мы приняли решение Ежегодного общего собрания, где по пунктам изложен план работы на следующий год.

Какие сейчас проблемы?

Во-первых, надо сказать, что городская администрация, и в первую очередь ГЖУ, которое мы хотели выбрать в качестве обслуживающей фирмы, долго не хотели признать правомочие нашего собрания и выбора самоуправления. Но я их переломал. Это нужно было для того, чтобы заключить договора напрямую между жителями и госжилуправлением. Я им объяснил, что мы - заказчики, а они - наши подрядчики. Если они нас не удовлетворят, мы найдем других подрядчиков. Это подействовало.

Потом долго длилась эпопея с договором. Даже после собрания и утверждения проекта договора большинством собственников, ГЖУ мне морочил голову еще 3 месяца. Они упорно не хотели подписать договор. Только после того, как я дошел до зама главы города, дело сдвинулось. Они согласились подписать договор. Каждый собственник индивидуально подписал свой экземпляр договора. Мы развесили объявления по подъездам, чтобы люди пришли подписать в какое-то число в такое-то место. И они пришли. В течение двух дней все подписали. За исключение 15 человек. Ну, что сказать! Это парадокс наших людей - платят и без договора. Боятся подписать что-либо.

Наконец, сейчас мы сталкиваемся с коммунальными службами, которые не хотят с нами заключить индивидуальные договора, в частности, это МУП Водоканал и Теплосеть. Они пишут наглые письма, что наше собрание неправомочное, что самоуправление нелегально. Ничего, будем биться дальше. Люди меня уполномочили на это. Я не отстану.

Как власть смотрит на самоуправление?

Об этом надо сказать, об отношении властей к тем людям, которые не хотят под ними сидеть. Помещения не хотят давать, потому что на этих наших собраниях их «долбают по черному». Приходится каждый раз выкручиваться через знакомых, чтобы люди все же не сидели на улице. Потом, власть откровенно препятствует самоуправлению. Это им невыгодно. Не хотят они выпустить из рук деньги от ЖКХ. А это огромные потоки денег. Представьте, в городе, это миллиарды! И только за содержание домов, которое не контролируется никак! Вот поэтому они с страшной силой пытаются впихнуть свои управляющие компании. Потому что управляющие компании – это же та самая власть, на самом деле. Вот, смотрите. Даже у нас, уже после нашего первого общего собрания, когда мы уже выбрали непосредственное управление, ГЖУ еще пыталось инициировать второе голосование, уже за «управляющую компанию». У нас в городе только одна управляющая компания, полностью под контролем местной власти. К счастью, люди не повелись, и мы отстояли. Но я знаю очень много домов, где угрожали, вплоть до отключения от газа, отопления и т.п., чтобы люди подписались за управляющую компанию.

ИТОГ: Хотя власть противостоит самоуправлению, благодаря упорству и активности жителей все же можно взять дом под свой контроль. Сейчас в этом доме каждая работа согласовывается и не принимается без подписи уполномоченного, каждая копейка контролируется. А люди сплотились и приучились к общему делу. Это возможно!

Контакты: 522-70-77 (Грудский Марк Шаевич), 623-67-94 (ИКД)

Ссылки по теме:

О программе и процедурах перехода на непосредственное управление домом

В Астрахани 139 домов ушли в непосредственное управление

 

опубликовано: 19:13 11.04.2007 | Войдите в систему, чтобы получить возможность отправлять комментарии | Версия для печати
Поиск
  Вход

Rambler's Top100 Service


коды наших баннеров

 

 


 

LabourStart


 наши друзья

vpered.org.ru

Автономное Действие

Левый Фронт

Революционная Рабочая Партия
 
 
Перейти на сайт Смолина Олега Николаевича

Справедливо-онлайн

 РАБОЧАЯ БОРЬБА - Сайт настоящих профсоюзов

 

Трудовые Права
 

 

Социалисты Владивостока