logo
"Коллективное Действие" (http://ikd.ru)

Оппозиция судит по паспорту

Загрузил Carine
Создано 2012-09-30 15:11

Казалось бы, те, кто себя считают оппозиционерами, могли бы стремиться установить другие правила, чем те, по которым действует существующий режим. Однако нет, кажется, следуя лозунгу «Соблюдайте ваши законы!», оппозиция хочет всего лишь лучше соблюдать «их» законы. Может быть, повод так считать – анекдотичен и не существенный для многих, но в мелких вопросах обнаруживается иногда суть отношения к главному, в данном случае – к проекту, который оппозиция готова или не готова предложить обществу. Теперь, о конкретном случае. Несколько дней назад я выяснила, что, оказывается, я не могу избирать членов «Координационного Совета российской оппозиции», поскольку не являюсь гражданкой Российской Федерации.

Пустяки, казалось бы, от моего единичного голоса все равно ничего не зависит, да и, как мне было разъяснено членами Центрального Выборного Комитета, «это обычная процедура в большинстве стран мира». Если бы не одно «но». А как оправдать эту процедуру, какова ее легитимность с точки зрения справедливости? Получается, что выбирать состав «главных оппозиционеров» может любой нашистский тролль или Березовский, но не может человек, живущий в стране много лет и посвящавший много усилий развитию этого самого «российского гражданского общества»? Если «оппозиция» так считает, то вопрос уже не пустяковый, а принципиальный – куда вы нас ведете, какие у вас вообще ценности, кроме соблюдения формальных процедур?

Несколько слов о себе, хотя вопрос далеко не только обо мне.

Я живу в России с 1994 года. Приехала собрать материалы для написания докторской диссертации по социологии труда. И почти сразу встала в ряды тех, кто пытался уже тогда пропагандировать альтернативные режиму (тогдашнему, ельцинскому) взгляды и организовать людей в защиту своих прав (тогда основная борьба шла на трудовом фронте, благодаря созданию новых свободных профсоюзов, из-за невыплаты зарплаты и искусственных банкротств). Пыталась помочь, чем могла (то есть мало), но оставаться равнодушной к условиям жизни простых работников тогда было нельзя (боюсь, что сегодня стало ненамного лучше). Так я и «втянулась». В 2004 году мы с товарищами создали Институт «Коллективное Действие» (www.ikd.ru) , который много лет был одной из центральных площадок для обмена информацией, контактами и связами между различными общественными организациями, профсоюзами, движениями, инициативными группами. В итоге вокруг ИКД образовалась достаточно широкая сеть профсоюзов, социальных инициатив и движений. С этим, возможно, связаны проблемы, которые мы испытали в конце 2008 года — нападения на меня с целью устрашения и инициированное фракцией «ЕР»  расследование о связях, которые ИКД якобы имеет с западными финансистами и «заказчиками оранжевой революции» в России. В это же время меня уволили из Института социологии РАН, где я работала с 2002 года. Неформальная причина (высказанная в личной беседе): слишком активная и публичная общественная позиция, а, в качестве утяжеляющего обстоятельства – «не та фамилия».

Последнее время я немножко ослабила свою общественную активность, поскольку стала счастливой мамой очаровательной девочки, с которой я сидела два года (и которая, между прочим, является гражданкой РФ). Впрочем, с ней вместе мы и посещали все основные московские мероприятия гражданской мобилизации конца 2011- сентября 2012 гг.

Таких, как я, не так уж мало, хотя, конечно, число иностранцев, занимающихся активной общественной деятельностью в России относительно невелико. Но я сама встретила несколько из них на Болотной площади. И, если уж пошла речь об иностранцах, переживающих за судьбу страны, в которой живут, то хочу упомянуть о некоторых среди самых достойных, и которые пострадали за свою общественную активность.

Ирина Стивенсон была директором Московского представительства Центра Солидарности - международного института, учрежденного АФТ-КПП (Американской федерацией труда - Конгрессом производственных профсоюзов). Она активно помогала новым свободным профсоюзам освоить современные методы юридической защиты и коллективной борьбы. В том числе, при ее консультативной помощи проходила нашумевшая общероссийская забастовка авиадиспетчеров в ноябре 2002 года. В результате 30 декабря 2002 года ей был запрещен въезд в Россию, где она прожила более десяти лет.

В числе «заслуженных» иностранцев, подвергшихся преследованиям за свою общественную позицию, можно вспомнить и Наталью Морарь, высланную из страны в декабре 2007 года за то, что писала в журнале The New Times разоблачительные материалы о коррупции.

Можно вспомнить недавний случай (весна 2012) высылки финского гражданина Антти Раутиайнена, активиста анархистского движения, который принимал активное участие в уличных протестах оппозиции декабря 2011 – марта 2012 года. Он жил в России с 1999 года и имел разрешение на временное проживание на территории РФ.

Эти и другие иностранные граждане, принимающие активно участие в общественных делах страны, где они живут и работают, которую любят, и где проживают их друзья, коллеги, родственники, товарищи – эти люди не считаются достойными иметь право голоса в выборах, организованных оппозицией для координации действий этой же самой оппозиции?

Понятно, что наделить этих «неграждан» правом голоса, значит установить другие правила, нежели те, которые устанавливает нынешняя власть. А что в этом плохого? Неужели оппозиция воспринимает все законы, принятые под руководством Путина с Медведевым как свои? Мы одобряем «их» вариант «монетизации льгот»? «Их» новый Трудовой кодекс? «Их» новый Жилищный кодекс? Не могу поверить. Другое дело, что нет среди оппозиции единого видения альтернативы, и поэтому нет четкой ее формулировки. Но могли бы проходить хотя бы дебаты и публичные дискуссии. Вот и я пытаюсь через вопрос о том, кто имеет право голоса, внести свой вклад в эти дебаты, чтобы мы не копировали глупо все правила, установленные не нами, а творчески подошли к нашим собственным делам.

Выбор состава Координационного совета оппозиции, очевидно, касается только «оппозиции» (хотя «оппозиция» плохое слово, если оппозиционеры всегда «против» всего и вся), то есть людей, занимающих активную и самостоятельную общественную позицию, свободолюбивых людей. Почему должны получить право выбирать главных координаторов «оппозиции» любой член «партии жуликов и воров» (если он вдруг притворно согласится с лозунгами протестного движения), но не имеют права голоса иностранные граждане, борющиеся в стране бок-о-бок с россиянами за общие цели? И если уж речь пошла об этом, почему не имеют права голоса люди с 16 до 18 лет, немало которых тоже участвовали в массовых акциях «За честные выборы»?

Нас лишают права голоса государственная власть, теперь нас лишают «гражданственности» (т.е. права влиять на принятие решений в той территории, где ты живешь), ради которой мы боремся, сама оппозиция. Уточню, что получить российское гражданство для иностранцев невозможно без отказа от «родного» гражданства (хотя для российских граждан получить второе гражданство возможно). Значит ли это, что оппозиция готова признавать «оппозиционером» и «гражданином» только те, кто родился в стране, независимо от их жизненной позиции? А кто сознательно выбрал эту страну, чтобы здесь жить, работать, создать семью? Кто здесь не остается равнодушным к общественному делу? По-моему, должны устанавливать правила по поводу активистского сообщества участники этого самого сообщества. Попробовали бы в мае 1968 во Франции лишить права голоса в деле студенческого движения лидера парижских баррикад Даниэля Кон-Бендита под предлогом его немецкого гражданства!

Впрочем, я понимаю, что организаторы выборов обеспокоены еще и возможной кампанией дискредитации и обвинениями в пособничестве Госдепа. Именно для того, чтобы не давать лишние аргументы представителям власти я сознательно нигде не афишировала себя, ни в оргкомитетах, ни на трибуне, ни в публичном пространстве. Однако на возможность анонимно участвовать наравне с другими участниками движения в выборах координаторов движения – да, я претендовала на это. А на «фиг» посланная представителями Центрального выборного комитета, я не могу реагировать молча.

Что за «оппозиция» такая, которая лишает возможности повлиять на развитие гражданского движения участников этого движения? Что за «оппозиция» такая, которая, не задумываясь (и без публичных дискуссий), принимает правила игры оппонентов? Это ли «демократическая оппозиция»? Тогда уж давайте обсудим, кто, что имеет в виду под словом «демократия»? Давайте уж обсудим более принципиальные вопросы, чем соблюдение формальных процедур или смену отдельных фигур во власти. Меня интересует, и, думаю, далеко не только меня, как в этой «демократии», которую ставит во главу угла «оппозиция», будет распределена власть, как будет преодолено отчуждение большинства жителей страны от власти. Меня интересует, что будет с социальной защитой людей, с трудовыми правами, с ЖКХ, образованием, с окружающей средой и пр. Вообще миллионы людей боролись за улучшение дела в этих жизненно важных областях задолго до «Болотного движения». Где они в конструкции нынешней «оппозиции»?

В моей активистской жизни впервые сталкиваюсь с таким остракизмом и запретом участвовать в принятии решений того движения, в котором участвую. Ни в рамках координационных советов кампании протеста против «монетизации льгот», ни в жилищном движении, ни в Моссовете или в Левом Фронте мне никогда не было отказано в праве голоса. Пришлось ждать появление в стране «демократической оппозиции».

И напоследок о том, как я предлагаю решить вопрос в данном конкретном случае. Я думаю, что число тех иностранных граждан, для которых принципиально важно участвовать в голосовании, не так велико. Таким образом, можно было бы дополнить норму определяющую перечень лиц, имеющих право на голосование, «иностранные граждане, по решению ЦВК на основании письменного обращения». В этом обращении претенденту можно было бы изложить обстоятельства, которые дают моральное право участвовать в выборах и (при необходимости) назвать известных активистов, которые могли бы подтвердить его гражданскую активность.

В конце концов, отступили же члены комитета от слепого следования букве российского законодательства, предоставив возможность голосовать (и даже выдвигаться в качестве кандидатов) тем осужденным, относительно которых есть общественный консенсус насчет их невиновности (имею в виду Алексея Козлова). Сделайте следующий шаг.

Карин Клеман, Директор Института «Коллективное Действие»

ИА «ИКД»

Ссылки по теме:

Полевевшие. Марш миллионов прошел под социальными лозунгами [1]

Сергей Удальцов: новшеством сентябрьского Марша миллионов станет выдвижение социальных требований [2]

Сентябрьский «Марш миллионов»: осеннее наступление на «жуликов и воров» [3]

Москва: подана заявка на Марш миллионов 15 сентября [4]

Акция «Оккупай СК» продолжается [5]

«Марш миллионов» прошел не так, как хотела власть [6]


Исходный адрес статьи
http://ikd.ru/node/18598